На главную


12. Послесловие к истории перпетуум мобиле - машины, которая никогда не была и не будет построена

  Более двухсот лет тому назад, в 1775 г., против безосновательной веры в возможность создания перпетуум мобиле выступил наивысший в ту пору научный трибунал Западной Европы - Парижская академия наук. К тому времени накопилось уже множество бесспорных доказательств неосуществимости вечного движения, доказательств, связанных с именами авторитетнейших естествоиспытателей и философов. Давно минула эпоха Возрождения со своим стремлением возродить античность, ее философию, науку и искусство, однако и сегодня мы хорошо помним имена выдающихся людей эры Ренессанса и их славных предшественников. Все они очень близки большинству современных ученых, знакомившихся с их философскими взглядами или размышлявших над выведенными их древними коллегами математическими теоремами или законами механики. И не беда, что время стирает в памяти потомков многие детали и тонкости их сочинений-ведь одного имени каждого из них достаточно, чтобы вызвать у нас трепетную мысль о живших сотни, а то и тысячи лет назад гениях, перед идеями которых и сегодня склоняются врачи и философы, юристы и педагоги, ученые и инженеры, потому что все они понимают: истинное знание-непреходяще, подлинная мудрость - вечна.
  Изучая проблемы, связанные с изобретением и созданием перпетуум мобиле, мы упомянули лишь самых знаменитых из этих людей: всякое добавление новых имен общей картины, пожалуй, не изменило бы. Вместе с тем, сколь далеко в прошлое мы бы ни заглядывали, даже в те эпохи, когда вообще не возникало идеи вечного двигателя, мы все равно приходим к подтверждаемому историей поучительному выводу о том, что научное мировоззрение всегда было достаточно чуждо представлениям об идеальных машинах, которые и в гораздо более поздние времена часто обманывали и вводили в заблуждение не одного изобретателя или ученого.
  Обычно историки считают началом Нового времени 1492 г., год открытия Колумбом Америки. Но сегодня многие, словно забыв, что большинство старинных памятников архитектуры - великолепных сокровищ Ренессанса и барокко - построено именно архитекторами Нового времени, связывают с этим периодом человеческой истории лишь сравнительно узкий круг технических достижений. Конечно, по отношению к этому временному рубежу мы, очевидно, позволили себе явный анахронизм, когда рассуждали о средневековой магии и алхимии. Однако это было допущено нами вполне сознательно, поскольку уровень развития этих «наук» определялся теми мало научными принципами, которые были столь типичны именно для средневековья, с его религиозной символикой и суевериями. Поэтому, говоря об алхимии, было бы, наверное, слишком надуманным и более чем неестественным связывать ее с эпохой Нового времени, когда человечеству удалось совершить столько удивительных открытий.
  В представлении современного человека средневековье неотделимо от жестокости инквизиции, преследования передовых взглядов и идей и смертнкх казней даже за незначительные проступки. В этом смысле средние века пользуются дурной славой, а само слово «средневековье» стало как бы символом отсталости. Подчинение человеческого стремления к познанию природы и ее законов жесткой церковной доктрине было самой характерной чертой эпохи средних веков, определившей совершенно особое, одностороннее понимание фактов наукой того времени. Если оценивать наш подход с этой точки зрения, то на самом деле мы не намного ошиблись, кое-где отодвинув в нашем историческом обзоре границы средневековья за исторический временной барьер, отмеченный высадкой Колумба в Америке. К тому же в конечном счете именно уходившая в прошлое средневековая философия дала еще один толчок к размышлениям Нового времени о вечном движении и возможностях его реализации на практике.
  Если, вновь перелистав страницы этой книги, попытаться начать сравнивать рисунки разных перпетуум мобиле, не обращая внимания на время и место их создания, можно прийти к выводу, что изобретатели эпохи средних веков и Возрождения имели дело, по существу, лишь с теми конструктивными элементами, которые потом стали нам известными уже из более поздних времен; при этом некоторые их идеи значительно опередили свое время. Так, из старых античных водяных колес возникли гидравлические турбины, а из геронова эолипила родилась современная паровая турбина. Такова же судьба и многих других машин, восхищавших наших предков смелостью инженерных решений и впоследствии прошедших долгий и трудный путь развития, который часто изменял их до неузнаваемости. В то же время основные объекты нашего исследования-вечные двигатели-в своих главных чертах оставались неизменными, поскольку целые поколения изобретателей с непостижимым упорством наследовали старые технические идеи и решения. Само представление о перпетуум мобиле также почти не менялось на протяжении нескольких столетий, лишь изредка отходя от застывших средневековых принципов. Это обстоятельство само по себе уже служит доказательством того, что идея вечного движения и его реализации в земных условиях удерживала человечество в порочном круге, из которого не было пути к качественно новым результатам, к более высокой ступени развития. Ни один изобретатель вечного двигателя за всю историю развития идеи перпетуум мобиле так и не дождался момента, когда бы он, вслед за Архимедом, мог с уверенностью воскликнуть его легендарное «Эврика!». Весь опыт и возможности, приобретенные человечеством за последние 200 лет, говорят нам о том, что проблема вечного движения является порочной по самой своей сути. Кроме того, не будем забывать, что данная область исследований частенько служила прибежищем различным авантюристам и поддавшимся обману изобретателям, преследовавшим в основном далекие от науки цели. И не случайно слова «вечный двигатель» наряду с понятным человеческим любопытством всегда вызывают у нас чувство справедливого недоверия.
  Те, кто взялись за эту книгу в надежде прочитать в ней о фантастических изобретениях, осуществленных людьми с выдающимися, сверхъестественными способностями, должно быть, окажутся разочарованными. В проблеме перпетуум мобиле никогда не было ничего таинственного, и, хотя причастные к ней люди порой и переживали кой-какие приключения, с настоящей, творческой, жюльверновской фантазией вечный двигатель не имел ничего общего. Ведь умные, целенаправленно работающие исследователи всегда выбирали для завоевания природы менее романтические, но более надежные пути, чем те, по которым могла бы нас повести ошибочная с самого начала идея вечного движения.
  Остается все же задать вопрос: зачем нужно было писать книгу о вещах, которые давно уже безнадежно устарели и абсолютно чужды нашей сегодняшней рациональной действительности? Стоит ли рассуждать о заблуждениях, долгое время толкавших человечество на ложные пути познания и препятствовавших другой, более полезной деятельности?
  Современность не только принуждает нас избавляться от ученических ошибок наших предков, но и одновременно открывает перед нами новые средства и возможности, выходящие далеко за пределы воображения. В результате отдельным людям начинает казаться, что с помощью этих новых средств и идей или, например, новых источников энергии они все же сумеют разработать некие новые, на их взгляд, совершенно «идеальные» машины. Однако, к сожалению, вокруг все остается по-старому. К новым проблемам, выдвинутым перед человечеством начавшейся всего несколько десятков лет назад космической эрой, старая, как мир, идея вечного движения все также оказывается непричастной.
  И хотя перпетуум мобиле навсегда остался в наших представлениях лишь миражом, предостерегающим свидетельством тщетных усилий множества людей, по-видимому, задуматься над одной из бесплодных человеческих идей будет небесполезно как тем, кто никогда не сталкивался с вечными двигателями, так и тем, кто до сегодняшнего дня лелеет сумасбродную надежду создать со временем машину всех машин - перпетуум мобиле.


предыдущая страница

оглавление

следующая страница