На главную


Предисловие

  В истории науки насчитывается несколько «вечных» проблем, которые занимали изощренные умы в самые разные эпохи, однако так и не получали положительного решения. К их числу принадлежат квадратура круга, трисекция угла, поиски философского камня, создание эликсира жизни. Подобные проблемы часто поддерживали энтузиазм не только великих ученых, но и шарлатанов, порой становясь серьезной преградой на пути научного прогресса, а порой, наоборот, стимулируя разработку фундаментальных научных идей и технических нововведений. В механике к числу таких исторических проблем, прошедших через многие века и страны, вне всякого сомнения, относится вечный двигатель - средневековый перпетуум мобиле.
  На протяжении нового времени неоднократно предпринимались энергичные попытки вычеркнуть вечное движение из числа проблем, заслуживающих даже упоминания. Так, еще в 1775 г. Парижская академия наук приняла мотивированное решение, которым раз и навсегда отказалась принимать на рассмотрение любые проекты вечных двигателей. В XIX в. патентные службы различных стран одна за другой закрывали двери перед заявками на вечный двигатель. Еще полтора столетия назад один из пионеров немецкой химической промышленности Карл Кёстнер характеризовал перпетуум мобиле как вредную «химеру, которая многих завела в трясину безысходности».
  И вместе с тем вечный двигатель по сию пору занимает место на страницах всех научных и технических энциклопедий. Без анализа проблемы вечного движения не обходится ни один учебник физики, механики, термодинамики.
  Артур Орд-Хьюм, (Орд-Хьюм А. Вечное движение.-М.: Знание, 1980.) автор вышедшей недавно в русском переводе книги «Вечное движение», не случайно избрал для нее подзаголовок-«История одной навязчивой идеи». Однако справедливо ли с высоты современных знаний смотреть на перпетуум мобиле всего лишь как на навязчивую идею, химерическое порождение ошибок и заблуждений? И что же тогда заставляет нас вновь и вновь возвращаться к этой теме, в частности, к изданию и предлагаемой вниманию читателя книги чешского инженера Станислава Михала? Неужели сегодня, как и некогда, есть нужда предостерегать легковерную публику от шарлатанов современной модификации или отваживать от этой «химерической трясины» тех молодых людей, которые по лености своей не дают себе труда усвоить в полной мере курс физики по учебнику средней школы?
  Как ни странно, ответ на этот вопрос отнюдь не так прост и однозначен, и вовсе не эти цели вдохновляли автора открытой вами сейчас книги, когда он брался за перо.
  Александр Койре, известный французский историк науки, полагал, что «путь разума к истине - не прямая дорога, его следует изучать со всеми поворотами и лабиринтами, заходя в тупики, ошибаясь в направлении, повторяя уже пройденный путь для того, чтобы обнаружить те постоянные величины, из которых складывается исследование и истина». Эта мысль совершенно справедлива, но мы предпочли бы, пожалуй, несколько иное сравнение.
  Подобно тому, как альпинист при подъеме на горную вершину видит перед собой новые и новые горизонты, так и история науки, стоящая на высоте современных знаний, получает возможность охватить единым взором не только те редкие тропы, которые действительно вели нас к достигнутым успехам, но также и те обрывы, пропасти и трещины, путь через которые оказался заказанным. Более того, история науки призвана исследовать все эти расселины, чтобы создавать и корректировать методологию оптимального научного поиска или, продолжая наше сравнение, чтобы помочь тем, кто отважится на восхождение в будущем совершенствововать свое альпинистское снаряжение. Говоря проще, среди важных методологических задач истории науки следует обращать внимание на исследование исторического контекста, в котором происходили и становились достоянием человечества открытия законов природы - тех величественных законов, которые занимали место надежного фундамента дальнейшего прогресса науки и техники.
  «Вечные» проблемы древности и средневековья несправедливо относить к разряду навязчивых-и тем более докучных-идей. Долгие столетия они оставались «нервными узлами» науки, средоточием трудностей, решение которых вело к познанию новых истин. И именно эти проблемы зачастую играли главенствующую роль в том историческом контексте, изучение которого столь необходимо как для методологических исследований, так и для правильного понимания истоков современности.
  Ценность позиции автора настоящей книги в том, что он отнюдь не ограничивает свою задачу пересказом известных либо, наоборот, давно забытых проектов машин и механизмов. Его заслуга состоит в том, что он охватывает рассматриваемый предмет широко и тем самым вводит читателя в круг многих актуальных естественно-научных и философских проблем. Так, он не упускает случая совершить интересный экскурс в особенности творчества Леонардо да Винчи, касается связи вечного движения с вопросами алхимии, в споре о перпетуум мобиле не забывает познакомить читателя со взглядами «отцов церкви».
  Наверное, нет нужды в кратком предисловии освещать различные аспекты проблемы вечного двигателя, которые достаточно успешно освещены автором, хотя он не претендует на исчерпывающую полноту и не дает глубокого историко-научного исследования всей проблемы в целом. В ряде случаев С. Михал лишь двумя - тремя фразами намечает постановку вопросов, заслуживающих более детального рассмотрения. Хочется отметить, что в некоторых отношениях эта книга удачно дополняет уже упоминавшуюся работу А. Орд-Хьюма, которая привязана главным образом к англо-американским источникам.
  В живо и образно написанной книге С. Михала читатель найдет богатейший фактический материал. Думается, для него окажется небезынтересным прочесть и о знаменитых мистификациях незаурядных мошенников, которым удавалось обводить вокруг пальца не только коронованных особ, но и столь прозорливых ученых, как Лейбниц, познакомиться с некоторыми малоизвестными страницами русской истории эпохи Петра I, а также, разумеется, подробнее узнать о тех ученых, усилиями которых проблема вечного движения получила свое подлинное решение.
  Эту поучительную книгу без колебаний можно рекомендовать самому широкому кругу читателей.

Профессор А. Т. Григорьян


оглавление

следующая страница