На главную


Действия обратной связи

С помощью еще одного очень несложного приспособления электрические колебания из цепи анода можно заставить вернуться обратно в лампу, и она усилит их вторично. В цепь, подводящую ток от анода лампы к телефону, присоединяют небольшую катушку и сближают ее с катушкой колебательного контура.
Мощное воздействие пульсирующего анодного тока, который течет в дополнительной катушке, скажется на катушке контура. В ней возникнут Сильные колебания, в точности соответствующие толчкам анодного тока. Эти колебания передадутся на сетку. На сетке начнут появляться и исчезать электрические заряды большей величины. Они будут во много раз сильнее, чем до включения дополнительной катушки.
Электронный поток, струящийся в лампе от катода к аноду, под действием усиленных зарядов сетки начинает пульсировать еще четче, резче, энергичней.
Усиленные колебания анодного тока в лампе попадут в дополнительную катушку. Дополнительная катушка передаст их в контур. Контур — вернет сетке. Сетка — анодному току. Анодный ток через дополнительную катушку опять — контуру. В итоге получится громадное усиление сигналов.
Катушка, которая служит для связи между анодной цепью и колебательным контуром и возвращает обратно в контур усиленные лампой колебания, получила название катушки обратной связи — делает возможным радиоприем самых слабых сигналов отдаленных станций. Такой радиоприемник называют регенеративным (рис. 65).

Рождение русских ламп

После смерти А. С. Попова (А. С. Попов скончался в 1906 году) ученые А. А. Петровский, И. Г. Фреймам и В. П. Коваленков продолжали дело, начатое их учителем. В 1914 году молодой инженер, впоследствии академик, Н. Д. Папалекси изготовил первые радиолампы. В 1915 году М. А. Бонч-Бруевич создал первую русскую вакуумную лампу. Но все эти работы были успехами одиночек, которые не получали поддержки в царской России.
В 1915 году М. А. Бонч-Бруевич служил в чине поручика на Тверской приемной радиостанции. Радиостанция нуждалась в усилительных лампах, которые в то время привозили из-за границы. Шла империалистическая война — доставлять лампы было трудно. Бонч-Бруевич задумал изготовить собственные лампы и устроил на радиостанции небольшую мастерскую. Начальник радиостанции, капитан Аристов, не разрешал заниматься в служебном помещении «посторонними делами», и Бонч-Бруевичу пришлось перенести «лабораторию» к себе на квартиру.
В его опытах ему помогали рядовой Бобков и старший унтер-офицер Кабошин. Стеклодува не было, изготовить цельный стеклянный баллон было некому, и лампу пришлось сделать составной, скрепляя ее отдельные части замазкой.
Первую лампу собрали на обеденном столе под стеклянным колпаком. В крышке стола пришлось просверлить много дырок для стеклянных и резиновых трубок, которые вели к насосам, откачивавшим воздух из лампы, и для проводов, подводивших ток от анодной батареи и от батареи накала.
Несмотря на толстый слой замазки, которой изобретатель покрывал места соединения отдельных частей лампы, воздух просачивался внутрь баллона, и его приходилось непрерывно откачивать.
Во время опытов рядовой Бобков крутил колесо большого форвакуумного насоса, Бонч-Бруевич следил за работой ртутного насоса и смачивал замазку, чтоб она не засохла, а унтер-офицер Кабошин с наушниками ловил телеграфную передачу Эйфелевой башни в Париже.
Вскоре в одной из воинских частей нашлось два стеклодува. Их перевели на радиостанцию, и они изготовили цельные стеклянные баллоны, из которых уж не приходилось непрерывно откачивать воздух.
Первые лампы, изготовленные с помощью стеклодувов, имели два катода. Когда один катод перегорал, лампу вынимали из гнезда, переворачивали и вставляли в гнездо другим концом. Так включали второй, запасной катод (рис. 66).

Создание Нижегородской радиолаборатории

В 10 часов утра 25 октября (по старому стилю) 1917 года радиостанция крейсера «Аврора» возвестила народам земного шара о всемирно исторической победе Великой Октябрьской социалистической революции. Радист «Авроры» передал обращение «К гражданам России», написанное Владимиром Ильичем Лениным.
«Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов — Военно-революционного комитета, стоящего во главе петроградского пролетариата и гарнизона.
Дело, за которое боролся народ: немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание Советского правительства, это дело обеспечено.
Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян!» (В. И. Ленин, Соч., т. 26, стр. 207.)
С первого дня существования советского государства радио стало могущественным средством связи нашего правительства со всей страной и другими народами.
30 октября 1917 года радиостанции революционного Петрограда передали радиограмму о создании Советского правительства, подписанную В. И. Лениным.
В ноябре, когда контрреволюционный генерал Духонин, исполнявший обязанности главнокомандующего русской армией, нарушил приказ Советского правительства о перемирии, радио послужило важнейшим средством связи.
В своих воспоминаниях о В. И. Ленине, Иосиф Виссарионович Сталин приводит эпизод переговоров с мятежным генералом: «Помнится, как после некоторой паузы у провода лицо Ленина озарилось каким-то необычайным светом. Видно было, что он уже принял решение. «Пойдем на радиостанцию, — сказал Ленин,— она нам сослужит пользу: мы сместим в специальном приказе генерала Духонина, назначим на его место главнокомандующим тов. Крыленко и обратимся к солдатам через голову командного состава с призывом — окружить генералов, прекратить военные действия, связаться с австро-германскими солдатами и взять дело мира в свои собственные руки». (И. В. Сталин, Соч., т. 6, стр, 63.)
В ночь на 22 ноября 1917 года Ленин и Сталин приехали на военно-морскую радиостанцию в Петрограде. Здесь Ленин написал историческое воззвание: «... Солдаты! Дело мира в ваших руках...»
Радио, оказавшее огромные услуги советскому правительству, развивалось при неустанных заботах В. И. Ленина и И. В. Сталина.
В эти героические дни группу энтузиастов Радио, объединил в своей мастерcкой, инженер и изобретатель М. А. Бонч-Бруевич. При Тверской радиоприемной станции организовалась тогда первая русская радио-лаборатория. Лаборатория помещалась в крохотной комнатке, размером около двух квадратных сажен. Там М. А. Бонч-Бруевич с помощниками изобретали и испытывали новые типы радиоламп, которые назывались тогда катодными реле.
Успешная и плодотворная работа Тверской радиолаборатории была поддержана советским правительством и лично В. И. Лениным. Весной 1918 года лаборатория получила средства на дальнейшую работу.
К июлю 1918 года лаборатория изготовила вручную 1500 «тверских» радиоламп и 100 приемников. Их установили в различных городах Советской России.
В декабре 1918 года Владимир Ильич Ленин подписал «Положение о радиолаборатории с мастерской Народного комиссариата почт и телеграфов», которую надлежало создать в Нижнем Новгороде (ныне г. Горький) на базе Тверской лаборатории.
В этом «Положении» Владимир Ильич Ленин с гениальной прозорливостью наметил основные пути, по которым должно идти развитие радиотехники.
В те годы специалисты спорили о преимуществах различных типов радиопередатчиков. Кто отстаивал электрическую дугу, кто считал, что источником электромагнитных колебаний должны служить машины, вырабатывающие переменный ток высокой частоты. Сторонников электронной лампы было тогда очень мало.
Владимир Ильич Ленин потребовал, чтобы сотрудники Нижегородской лаборатории разработали конструкции пустотных (вакуумных) радиоламп. Его гениальное предвидение полностью оправдалось. Именно вакуумная электронная лампа обеспечила блестящий расцвет радиотехники. Ей принадлежало будущее.

Нижегородская радиолаборатория была первым научно-исследовательским институтом, созданным советским правительством. Она объединила усилия почти всех наиболее талантливых русских радиоинженеров. Душой лаборатории был М. А. Бонч-Бруевич. В Нижний Новгород приехал В. П. Вологдин, многое сделавший для развития высокочастотной электротехники, А. Ф, Шорин — один из создателей советского звукового кино. Тут же работал Д. А. Рожанский, который впоследствии совместно с Ю. Б. Кобзаревым создали радиолокационную аппаратуру, В. К. Лебединский, обучивший тысячи молодых специалистов, Б. А. Остроумов, В. В. Татаринов и многие другие.
Созданная по мысли В. И. Ленина, Нижегородская радиолаборатория успешно разрешила задачи, поставленные перед ней советским правительством. М. А. Бонч-Бруевич был целиком поглощен созданием радиотелефонных широковещательных передатчиков. А. Ф. Шорин совершенствовал радиотелеграфную аппаратуру. В. П. Вологдин конструировал первые советские мощные ртутные лампы для преобразования переменного тока в постоянный и улучшил изобретенные им машинные генераторы высокой частоты.
Владимир Ильич Ленин оказывал коллективу радиолаборатории большую поддержку.
В письме М. А. Бонч-Бруевичу 5 февраля 1920 года В. И. Ленин писал: «. .. Пользуюсь случаем, чтобы выразить Вам глубокую благодарность и сочувствие по поводу большой работы радиоизобретений, которую Вы делаете. Газета без бумаги и «без расстояний», которую Вы создаете, будет великим делом. Всяческое и всемерное содействие обещаю Вам оказывать этой и подобным работам.
С лучшими пожеланиями В. Ульянов (Ленин)». (В. И. Ленин, Соч., т. 35. стр. 372.)
Благодаря энергичному содействию В. И. Ленина коллектив сотрудников Нижегородской радиолаборатории быстро наверстывал все, что было упущено в дореволюционные годы.
Уже в 1919 году были поставлены первые опыты радиотелефонных передач. Опыты прошли вполне удачно, и 17 марта 1920 года, по предложению В. И. Ленина, Совет Труда и Обороны постановил построить в срочном порядке в Москве Центральную радиотелефонную станцию, радиусом действия в 2000 верст.
Стопятидесятиметровую ажурную радиобашню для московской радиостанции спроектировал и построил замечательный русский ученый, инженер и изобретатель Л. Ф. Шухов.
Осенью 1921 года работники Нижегородской лаборатории закончили сборку радиотелефонной станции и приступили к испытаниям передатчика. Приемным пунктом для опытных переговоров по телефону был избран Берлин.
В Берлине хорошо слышали московскую станцию, но ответную передачу организовать не могли. Берлинская радиостанция по мощности и совершенству оборудования значительно уступала московской. Да и вообще в Западной Европе тогда не было ни одной радиотелефонной станции, которая могла бы соперничать с передатчиком на Шаболовке. Московские передачи 1920 года были первыми радиотелефонными передачами в Европе на дальнее расстояние.
К 1921 году советская радиотехника благодаря заботам нашей партии и лично В. И. Ленина и И. В. Сталина заняла ведущее место в радиотелефонии и с тех пор более никогда его не уступала.
В пятую годовщину Советской власти — 7 ноября 1922 года — московская радиостанция начала широковещательные передачи последних известий, лекций, концертов и докладов.


предыдущая страница оглавление следующая страница